Никакая империя не может быть свободной

Александр Хоц, журналист, Тула, РФ

Россия оказалась неспособной «переварить» и обустроить завоеванные ею за века земли.

В популярном слогане «Россия будет свободной» мы не часто видим противоречие. Между тем, достаточно прикинуть варианты, чтобы его оценить. Так, Украина (окраина) «будет свободной» — звучит органично. «Империя будет свободной» — цепляет слух смысловым диссонансом.

Очевидно, что свободной может быть только страна, лишённая захваченных территорий, поскольку в противном случае силовой и милитаристский формат жизни — будет (как сегодня) единственно возможным.

Попытки либеральных романтиков 90-х «скрестить» империю со свободой и демократией дали миру советский развал (величайшую геополитическую удачу ХХ века), слава богу, без большой крови.

Империя, разумеется, несовместима со свободой, поскольку силовое удержание колоний — обрекает центр на полицейщину. Невозможно быть свободным в Москве и не-свободным (к примеру) в Грозном.

Ирония в том, что именно «лимоновцы» (российские имперцы) ввели в обиход слоган о свободе, не понимая, что «пропагандируют» распад любимого формата.

Поэтому приходится признать, что путинский режим — не просто авторитарный проект конкретного держиморды, но единственно возможный (в исторических реалиях) способ «консервации» России в нынешних границах.

Нет никаких сомнений, что любая демократическая власть в Москве столкнётся с заявкой Чечни (или Кавказа в целом) на «свободное плавание» (в сторону архаики и шариата) — и сразу перестанет быть демократической.

Прошлая чеченская война — погубила демократию в России. Весь наш конвульсивный «ельцинский период» был мучительной попыткой сочетать имперство с демократией. Не удивительно, что всё это закончилось алкоголизмом лидера, общественным похмельем и окончательным «отлётом от реальности». Есть задачи, не-решаемые в принципе.

Та же имперская «мина» поджидает любую кремлёвскую власть в пост-путинскую эпоху.

В каком-то смысле, «чеченское проклятие» России (ни интегрировать в тело страны, ни отпустить на волю) — является расплатой за вековой имперский статус любимого отечества.

Всё это — мины, заложенные идеологией величия в эпоху имперских экспансий. И обезвредить их — нельзя: слишком старая и ржавая конструкция. Можно только оцепить каким-нибудь забором или отказаться от «минного поля».

Имея сильный милитаристский потенциал («хватательный рефлекс»), российская империя могла себе позволить «хапнуть» территории, удерживая их силой авторитарного правления. Но за «величие» приходится платить. Россия оказалась неспособной «переварить» и обустроить эти земли. Империя была обречена — с самого начала.

Не случайно монархия тянула до последнего, отказываясь от реформ и цепляясь за статус-кво. Любые реформы были смертельны для имперского целого. Путин обречён на тот же выбор: его полицейская «подморозка» — только тормоз по пути к имперскому обрыву.

Сегодня Чечня и Россия — тектонически мигрируют в разные стороны: Россия (рано или поздно) — в сторону Европы, Чечня — в сторону «исламского мира» и клановой архаики. Как только российский режим перестанет быть режимом и лишится инструментов подавления, — разрыв с «коллективным Кавказом» станет свершившимся фактом. Полицейские скрепы, которые сегодня держат нас вместе, доживают последние десятилетия.

Это культурный разрыв, к сожалению. Светскую Чечню с правами человека, покончившую с клановым устройством, принявшую европейские ценности (единственно возможный, гуманный стандарт жизни сегодня) — я не могу себе представить.

Реальная дилемма встанет перед нами с первыми шагами в сторону демократии. (Страна европейского типа — без имперского груза «колоний». Либо империя в нынешних границах, с Чечнёй, но без свободы и прав человека).

Можно долго гадать исторически — могло ли быть иначе. Но пока это так.

Свободная Россия, покончившая с «имперством», обречена не только «освободить» Украину от своего силового «влияния», вернуть Крым в пространство международного права, но и освободиться от «окраинных колоний» с архаичной культурой.

Сочетать в себе свободу с подавлением провинций — сил у России просто нет. Так что «величайшая геополитическая..» (катастрофа или удача) не снята с повестки дня и в этом веке.

Россия (конечно) будет свободной. В каких границах это случится — открытый вопрос.

© Times of Ukraine

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *